Login

01ноября2020

12 июня 2014

Русский язык и культура и «новая Европа»: между культурной идентичностью и политическим сообществом

Процессы политической интеграции 25 европейских стран, открытого мирового хозяйствования эпохи глобализации, насилие терроризма, кризисное состояние и европейской, и русской экономики, феномен миграции при нестабильности новых ценностных ориентиров и национальных идентичностей отражаются на различных аспектах функционирования «новой расширенной Европы»: институционно-политическом, экономическом, историко-политологическом, социологическом и культурно-лингвистическом.

Особое внимание привлекает к себе культура как скрепляющий фактор в процессе европейской интеграции. Известно, например, что в балтийских республиках остро стоит проблема сохранения культурно-лингвистической и психосоциальной идентичности русскоязычного населения, которое за несколько лет перешло от состояния, так сказать, «имперского меньшинства» к состоянию «этнического миноритета»: что влечет за собой ухудшение социально-экономических перспектив и совершенно иное самочувствие и самосознание. Недавняя конференция, проходившая в Вероне под эгидой МАПРЯЛ, «Преподавание русского языка и литературы в новых европейских условиях XXI века» показала сложную, пеструю, динамическую и, вместе с тем, довольно однозначную картину.

С распадом СССР в Центральной и Восточной Европе первым изучаемым иностранным языком стал, почти везде, английский, что нередко сопровождается скорее американизацией way of life, нежели европеизацией (западнизацией). В Западной Европе первым иностранным языком английский был и раньше, но в последние годы его (а за ним и испанского) взлет сопровождается заметным уменьшением интереса к русскому языку. Одновременно в Центрально-Восточной Европе языковая политика Европейского Союза отличается парцелляцией лингвистической мозаики (чешский, словацкий, польский, венгерский, словенский, литовский, латвийский, эстонский, в ближайшем будущем хорватский, и, вероятно, македонский и дальше, почему бы и нет?, румынский, болгарский), другими словами, «позитивной дискриминацией» всех меньшинств.

Тем не менее, тот факт, что Россия сегодня граничит с ЕС и что больше 50% объема продаж внешней торговли России предназначено для Европы, активизировал, например, в Польше и Литве, необходимость в оперативной коммуникативной компетенции на русском языке в торговых отношениях, а также в формировании административных кадров будущих государственных служащих. В Латвии и в Эстонии, к примеру, в Академии МВД (Полицейский колледж) будущие полицейские изучают русский язык, а также функционирование русской юридической терминологии в европейском пространстве.

В Греции, где русский язык преподается только в трех университетах, мощный наплыв нескольких сотен тысяч репатриантов и иммигрантов, говорящих на русском языке, заставил включить преподавание русского языка в начальную школу Фракии под руководством Департамента языков, литератур и культур стран Черноморского бассейна Фракийского университета «Демокрит» г. Комотини.

Перспективным и многообещающим видится нам исследование механизмов развития европейских культур, включая культуру России, изучение динамики развития и проблем трансформации этих культур в исторической перспективе единой общеевропейской культуры. Интеграционным изучением культур, в лучших традициях Гумбольдта и европейского Просвещения, преодолевающим дихотомию свой vs чужой, занимается Институт европейских культур (ИЕК, http://www.iek.edu.ru), основанный в 1995 г. совместно Российским государственным гуманитарным университетом (РГТУ, Москва), Институтом русской и советской культуры им. Ю.М. Лотмана Рурского университета (Бохум, Германия), в сотрудничестве с Высшей школой социальных исследований, подразделением французского Министерства образования, исследований и технологий (Париж), и с Международным консорциумом по изучению европейских культур (объединяющим российские, а также украинский, австрийский, шотландский и немецкий вузы; 1999 г.). Разработанные в этом высоко профессиональном международном вузе программы и модели по культурологии современной Европы затем транслируются в регионы России и СНГ.

Не менее ценен в историко-филологическом отношении вклад научного исследования, которое ведется в Институте европейской интеллектуальной лексики и истории идей при Научно-исследовательском национальном совете Италии (ILIESI — Consiglio Nazionale delle Ricerche) под руководством профессора Туллио Грегори (Tullio Gregory) в сотрудничестве с Университетом г. Lovanio/Leuven (Бельгия) и Warburg Institute Лондона. Результат этих исследований — Философская лексика XVII и XVIII вв. (Lessico filosofico dei secoli XVII e XVIII) содержит философскую и научную терминологию новой европейской мысли и науки с 1601 г. по 1804 г. на 6 языках: латинском, английском, французском, немецком, испанском, итальянском. В настоящее время ведется исследование путей проникновения и первой регистрации данной лексики на русском языке.

В учебно-методическом плане нужно, как справедливо подчеркивает А. Бердичевский, чтобы преподаватели стали «маркетологами русского языка», что надо делать умело и на должном уровне. Представляется необходимым последовательно выявить и эффективно преподнести студентам вклад русской культуры в духовную жизнь мира, сжато, но глубоко и точно изложенный Д.С. Лихачёвым. По части преподавания морфосинтаксиса русского языка, по нашему мнению, целесообразно шире использовать имеющееся у учащихся знание других европейских языков, ибо так называемая «еврограмматика» представляет широкое поле для плодотворного сопоставительного и контрастивного анализа. Ведь грамматика латинского языка, «родного языка Европы», остается основой романских языков и проявляется в некоторых явлениях германских языков. А сегодняшняя «вторая европеизация лексики», т.е. интернационализация научно-технической и интеллектуально-абстрактной лексики на греко-латинской основе (interlexis), при лидирующем положении англоамериканского языка, которой отмечен Средний стандарт европейского языка (Standard Average European), неожиданно бурно распространяется на русский язык. Кроме того, участие России в Совете Европы повлекло за собой внедрение в русский язык европейских слов-понятий юридического характера, в русском законодательстве уже твердо закреплено понятие права и свободы человека (которые, естественно, склоняются по-русски, не исключая, может быть, иногда проявлений самобытной русской воли вольной).

Для укрепления позиций русского языка в Европе, для развития изучения русского языка, литературы, культуры в «новой Европе», необходимы активная и внятная имиджевая политика России, целенаправленные усилия и ясная стратегия в отношении стимулирования интереса к России, конкретная поддержка русского языка в отдельных странах, в различных направлениях и на разных уровнях. Правда, интенсивная деятельность МАПРЯЛ, Федеральная программа «Русский язык, фестивали «Русское слово» показывают, что Правительство РФ признает центральное место языка (именно русского языка, «акрополя» России и русскости, по выражению Мандельштама) в сохранении и укреплении национальной идентичности как надежной национальной идеи. Тем не менее, нам кажется, что к Совету по русскому языку при Правительстве РФ следовало бы шире привлечь профессиональную общественность — прежде всего РОПРЯЛ, все официальные структуры, занимающиеся сохранением и распространением русского языка и культуры за рубежом, соответствующие инстанции Министерства образования и науки РФ, а также, опосредованно, держать связи с профессиональными национальными ассоциациями русистов (которые чаще всего просто игнорируются), соответствующими инстанциями национальных Министерств образования и науки и Министерств иностранных дел. Только такая синергетика и координация может обеспечить сплочение и результативность сил, разрозненных сегодня и нередко действующих каждая сама по себе, в своем узком пространстве, а иногда даже наперекор друг другу. Ведь деятельность Росзарубежцентра сосредоточена прежде всего на охране и защите своих соотечественников за рубежом, а структуры, оставшиеся после распада СССР от прежних региональных секций Союза обществ дружбы, не в состоянии заменить официальные государственные полномочные структуры.

К. Ласорса Съедина 

(Продолжение следует...)



Оставьте свой комментарий

Оставить комментарий от имени гостя

0
  • Комментарии не найдены
Вы здесь: Главная Русский язык в Европе Русский язык и культура и «новая Европа»: между культурной идентичностью и политическим сообществом